logo-2x

ДЕНИС ЗАМИРАЛОВ: ЗАНИМАТЬСЯ ДЕЛОМ И ВОСПИТЫВАТЬ ТВОРЧЕСКУЮ ВОЛЮ

Мы говорим: молодежь мало читает, редко ходит в театры, музеи (сейчас это не касается крупных городов, где можно потратить «Пушкинскую карту»), не интересуется историей и литературой даже в школьно-институтских пределах, не говоря уж сверх программы… В то же время они хорошо владеют цифровыми технологиями, ориентируются в Интернете, да и вообще намного быстрее старшего поколения находят нужную информацию…

Но что важнее? Устарели или всё же нет требования, предъявляемые ещё совсем недавно к культурному человеку? Кого можно назвать таковым? Как определить уровень культуры в современном обществе? Виновато ли нынешнее поколение молодёжи в том, что в большинстве своём не умеет даже грамотно говорить и писать?

 На эти и другие темы мы беседуем с Денисом Валерьевичем ЗАМИРАЛОВЫМ, старшим преподавателем кафедры режиссуры и мастерства актёра Санкт-Петербургского государственного института культуры, выпускником этого института. Среди его наставников: заслуженный артист России Владимир Александрович Тыкке (1943-2018) – главный режиссёр театра-фестиваля «Балтийский дом», профессор, заведующий кафедрой режиссуры и мастерства актёра Санкт-Петербургского государственного института культуры;  заслуженная артистка России Наталья Ивановна Попова (1949-2021) – артистка театра-фестиваля «Балтийский дом», профессор кафедры режиссуры и мастерства актера СПбГИК; заслуженный деятель искусств России Зинаида Васильевна Савкова (1925-2010) — профессор, заведующая кафедрой сценической речи СПбГИК.

Денис Валерьевич закончил Санкт-Петербургский институт культуры в 2005 году. И с тех пор преподаёт режиссуру, актёрское мастерство и сценическую речь. Лауреат международных фестивалей, приглашённый артист театра-фестиваля «Балтийский дом», театральный режиссер.

Корр. Денис Валерьевич, я слушала Ваше выступление на одном из культурных мероприятий Санкт-Петербурга, и меня, признаюсь, оно очень удивило: Вы, преподаватель института культуры, говорили о том, что даже ваши студенты мало читают.

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Уточняю: я говорил не о студентах, а об абитуриентах, в основном вчерашних школьниках. Со студентами мы работаем, они меняются, это другая тема. А вот абитуриенты – да, это молодёжь, как правило, мало читающая и мало знающая культуру. Причём, не только поступающие в институт культуры. Я преподаю так же в Российском государственном педагогическом университете имени А. И. Герцена, поэтому могу говорить достаточно обоснованно. Молодые люди часто приходят не подготовленными к вузовскому обучению.

И, к сожалению, с каждым годом уровень абитуриентов понижается. Многим не знакомы даже имена выдающихся деятелей искусства – художников, артистов, композиторов, писателей…

Корр. Но почему? Неужели только Интернет да соцсети во всём виноваты?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. На мой взгляд, это связано с тем, что была введена так называемая болонская система. Сейчас она, к счастью, поэтапно отменяется. Ведь болонская система не нацелена на воспитание думающего и глубоко образованного специалиста. Есть данные о подготовке технических специалистов, инженеров в Советском Союзе и в Европе. Разница была огромная! Потому что там, на Западе, готовили узких специалистов. Да, очень хороших, серьёзных, знающих свой предмет, свою работу, но очень узко. А советская система подготовки готовила специалистов, ориентирующихся в широком круге профессиональных и общекультурных вопросов. Это начиналось со школы, потому что обществу требовался высокий гуманитарный уровень, и продолжалось, естественно, в вузах. История и литература преподавались очень хорошо. И это обеспечивало высокий уровень знаний, широту кругозора, глубину постижения. Очень много писали сочинений. Сочинения давали возможность научиться думать, формулировать и излагать мысль.

Потом сочинения как экзамен отменили. В итоге дети не учатся писать, мыслить, излагать. Не так давно экзаменационные сочинения, при поступлении на некоторые творческие специальности, вернули. Это, конечно, верное решение. Но время, увы, уже упущено. Выросло целое поколение «без сочинений».

Но вернёмся к нашим абитуриентам. Абитуриент, приходящий в гуманитарный вуз, в вуз творческий, должен быть подготовлен к получению профессии. Высшее образование предполагает большой объём самостоятельной работы студента. Естественно под руководством педагога. Основы умения самостоятельно работать должны быть заложены в рамках среднего образования.  Тогда переход к высшему профессиональному образованию будет органичным. Собственно, так было в советской системе. Профессионал должен уметь самостоятельно ставить цели и решать задачи. Актёра, режиссёра в профессиональной сфере никто не будет заставлять ставить спектакль, писать сценарий, готовить роль. В творческой профессии, возможно, степень самостоятельности намного больше чем в других областях. С выходом за порог театра, киностудии внутренний творческий процесс не останавливается.  Но основы умения самостоятельно работать закладываются в школе. А в школе у нас, особенно выпускные классы, чем занимаются?  Подготовкой к ОГЭ – 9-ый класс, и к ЕГЭ – 10-ый класс. А это тестирование, не имеющее ничего общего с умением размышлять и анализировать. Это набор каких-то отвлечённых знаний, даже не знаний, а неких разрозненных фактов, которые не складываются в общую картину.

Сегодня задача вузовского преподавателя усложнена – дать профессиональные знания, умения, навыки, при этом необходимо компенсировать пробелы предыдущего этапа.

При наборе на творческую специальность надо ещё «разгадать», увидеть творческие способности будущего студента. Это непросто.

Пандемия ещё обострила ситуацию. В вузах, в том числе творческих, были введены дистанционные экзамены.

И вот абитуриенты представляли видео, которое, естественно, было подготовленным, иногда и смонтированным.  Соответственно, уже на очной встрече в рамках обучения, молодые люди оказываются совершенно другими.  Многих привлекает внешняя сторона профессии артиста – известность и пр.

К сожалению, очень многие не понимают сущность профессии, не понимают, куда они идут и зачем. Профессии артиста, режиссёра – это, прежде всего , огромный труд.  В прошлом году я набирал курс режиссёров любительского театра. Некоторые из поступавших уже получили среднее специальное образование – закончили колледж. Казалось бы, почти готовые специалисты! Но, приёмные экзамены продемонстрировали, что и они многого не знают. С другой стороны, раз поступают к нам, значит, они понимаю необходимость дальнейшего обучения, получения высшего образования. Надо сказать, что в последние десятилетия заочное обучение в нашей сфере значительно «помолодело». Если в советское время студенты-заочники почти всегда уже на этапе поступления работали в профессии, то сейчас, это часто вчерашние выпускники средней школы или колледжа, не имеющие практического опыта. С этим тоже приходится считаться.

Корр. Что же делать, если приходит такой контингент?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Начинается учебный процесс, и мы, как говорила мой мастер, Наталья Ивановна Попова, делаем дело. Сразу погружаем студентов в тренинг, загружаем заданиями, требующими, в том числе, самостоятельной, домашней работы. Способности человека безграничны. Мозг обладает пластичностью. Он постоянно тренируется. И поэтому, когда вчерашний школьник оказывается в творческой среде, начинают развиваться его творческие способности. Человек находится постоянно в тренинге, испытывает естественную потребность в повышении своего культурного уровня (становится ясно, что нужно ориентироваться в художественной и специальной литературе, истории культуры, экономике и пр.).

Это предполагает мотивированное существование в рамках вуза, когда человек имеет цель, хочет быть специалистом в данной области. А для того, чтобы поставить спектакль, помимо, собственно, технологии, нужно стать специалистом по своему спектаклю: надо знать эпоху, в которую автор поместил своих героев, социально-экономические и культурные проблемы, которые существовали в то время. Так же необходимо разбираться в современном культурном контексте. Чем пьеса, написанная в другой исторический период, интересна сегодня. Или, если пьеса современная – в чем её злободневность. Театр – искусство сегодняшнего дня, и обучение формирует личность сознательного художника-творца, обладающего развитым гражданским чувством.

Корр. То есть, получается, что вы преодолеваете этот общий низкий уровень культуры благодаря тому, что институт такой, такие специальности?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Именно так! Обучение творческой специальности стимулирует личность к развитию. Хотя я всё-таки могу более компетентно говорить об обучении актёров и режиссёров. Драматургию начинают проходит с самых азов, с Древней Греции. И студенты начинают читать то, что никогда раньше не читали и что, в общем-то, прочитать не просто. Каждую фразу, каждую реплику приходится расшифровывать, буквально разгадывать, а для этого – изучать эпоху, историко-культурный контекст и пр.

Корр. А встречаются среди них ребята, которые, скажем, ещё в школе прочитали Расина и Корнеля?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Есть, конечно, но таких очень немного. Есть очень хорошие школы, которые умудряются при существовании  ЕГЭ, всё-таки заниматься развитием личности ученика. Это требует больших усилий, т.к. основной тренд направлен на другое. Многое зависит, конечно, от семьи. Не во всех семьях у родителей сейчас есть возможность вдумчиво и планомерно заниматься  с детьми

Хорошо, что в стране начинается вновь процесс стандартизации школьного образования. Необходимо, чтобы дети получали какой-то конкретный минимальный набор знаний, умений, навыков в среднем образовании.

Корр. Когда вы учите студентов, они охотно поглощают знания?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Мы начинаем с азов актёрского мастерства, с того, о чем писал К.С.Станиславский. Главная цель обучения в актёрской школе – раскрытие и обогащение творчески активной личности. Конечно, на первых порах не все и не всё понимают. В конечном итоге понимание приходит. У актёра должна быть развита интуитивная сфера… В любом случае, актёр должен быть думающим, знающим, и уметь ориентироваться в материале. И это уже совершенно другой уровень артиста – артиста, который знает драматургию, историю драматургии, историю театра. И может иметь своё мнение о том или ином событии, которое происходит в пьесе. На режиссуру обычно идут люди, которым есть что сказать. Осознанно идут, чтобы получить именно эту специальность, чтобы сказать миру что-то своими будущими работами. Поэтому те, кто учится на режиссуре, более осознанно относятся к предметам. Очень быстро приходит понимание: невозможно быть режиссёром, не зная драматургии, литературы, истории. Это же основа!

На первых порах бывают и курьезы.  Преподаватель истории рассказала мне о таком случае. Спрашивают молодого человека, когда началась блокада Ленинграда и была открыта Дорога жизни по Ладожскому озеру? Они ещё могут сказать, что 8 сентября 1941 г. началась блокада. Но с дорогой жизни путаются. Например, называют дату 12 сентября 1941 года – но это дата начала навигации для снабжения блокадного Ленинграда, и Дорогой жизни, проходившей по замерзшему Ладожскому озеру, она быть никак не может!  Я допускаю, что в школе это проходили мельком, и они могут не знать точно, но они должны уметь сопоставлять, сравнивать, анализировать факты! А они пока не умеют. Не могут сообразить, что в сентябре лёд ещё не замерз и Дорога жизни по льду не могла быть открыта. То есть, логическое мышление пока не сформировано. Но, как я уже говорил, мозг обладает пластичностью. Все необходимые навыки будут сформированы в процессе обучения. Ну, или кто-то поймет, что это не его профессия.

Корр. Хотя им ведь намного проще получить информацию, чем было нам в наше время! Нам нужно было идти в читальный зал. А им просто погуглить…

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Погуглить – это тоже вопрос сложный. Надо уметь работать в интернете. Потому что это источник часто недостоверной информации. И однобокой какой-то. Я вижу, что сейчас в интернете очень многие статьи переписываются с совершенно иным контекстом. А студенты этими источниками пользуются. И получают неверные сведения.

Конечно, 90-е годы прошлого века изменили культурный контекст. Людям приходилось выживать. Наряду с социально-экономическими проблемами, в страну хлынул поток новых ценностей, не всегда высокого порядка.

Корр. Как на это реагировали Ваши преподаватели?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Мне очень повезло с учителями, замечательными профессионалами, педагогами и практиками живого театра. Чем дальше живу, чем больше вижу театральных «школ», тем больше убеждаюсь в том, что меня учили очень хорошо, по-настоящему. Мастера курса – советский и российский актёр, режиссёр и театральный педагог, Заслуженный артист РСФСР главный режиссёр петербургского театра «Балтийский дом» Владимир Александрович Тыкке; Заслуженная артистка РСФСР Наталья Ивановна Попова;  Заслуженный деятель искусств России – Зинаида Васильевна Савкова, педагог по сценической речи, профессор, актриса, преподаватель и режиссёр; педагог по истории театра,  кандидат искусствоведения Ирина Яновна Дорофеева; педагог по технике сцены и истории костюма Галина Павловна Корбут; педагог по сценическому движению –Екатерина Борисовна Скоробогатова. Все они – люди высочайшей культуры, Профессионалы с большой буквы.

Основным педагогом нашего курса была Наталья Ивановна Попова, уникальная актриса и педагог, продолжатель лучших традиций своего мастера Корогодского. Она говорила, что нужно заниматься делом, честно учить, развивая личность ученика, ни в коем случае не ломая. Если правильно делать педагогическое дело, будут и верные результаты – обладающие профессией молодые артисты, режиссёры.

Зинаида Васильевна Савкова, истинный патриот русской культуры (почти 40 лет руководила кафедрой сценической речи СПбГИК, автор уникальной методики постановки голоса и речи) говорила своим ученикам (и я был среди них): «Функция деятеля культуры (а вы все – деятели культуры) – нести эту культуру людям. В том числе речевую культуру». Потому что то, с чем наша культура столкнулась в конце 80-ых, и особенно в 1990- е годы, это ужасно. Это нашествие иностранных слов, жаргонизмы, и прочее… И всё это, к сожалению, никуда не делось, оно прижилось, оно сейчас присутствует во всём, в том же Тик-токе, из которого черпает культуру наша молодёжь. А что такое ролик в Тик-токе? Это кусок видео, кусок чего-то, где нет никакой композиционной структуры. Ролик чаще всего начинается ни с чего и заканчивается тоже ничем – просто обрывается. Формируется прерывистое сознание.  Из массовой культуры сегодня изъяты все компоненты художественного произведения. Прежде всего, композиционная структура. Должна быть в художественном произведении экспозиция, завязка, развитие действия, кульминация, развязка.

Возьмите любую картину хорошего художника – и в ней есть композиция. Любой литературный текст, фильм, спектакль, даже стихотворение – всегда есть композиция! А сейчас это по сути дела низложено! И поэтому Зинаида Васильевна очень переживала. Её родные защищали Ленинград, она пережила блокаду, её брат Николай Савков был поэтом-фронтовиком, он автор гимна Театральной Академии «Дорогая Моховая». Конечно, ей всё это было тяжело видеть и слышать.

Вот её ответ на вопрос, как же повышать становящийся всё более низким уровень культуры: повышать этот уровень, заниматься делом! Вот Вы спрашиваете, как мы боремся с низким уровнем культуры поступающих? Но они же в этом не виноваты! Наша задача – именно заниматься делом. Скажете, а как же самообразование, которое когда-то очень много значило? Но и самообразованию нужно научить!

Есть такое понятие – творческая воля. Вот именно эту творческую волю надо в себе воспитывать. В наше время это очень важно. Об этом говорил Зино́вий Я́ковлевич Корого́дский — советский и российский театральный режиссёр, профессор, народный артист РСФСР, лауреат премии Станиславского. Он много лет был художественным руководителем ленинградского ТЮЗа, много лет преподавал. Можно говорить о школе Корогодского в актёрском мастерстве… Так вот, он говорил о творческой воле. Творческая воля – это способность  человека самостоятельно двигаться вперёд. И как раз в рамках творческого вуза это умение развивается. К нам поступают талантливые люди. Но талант любит работу. И во многом это самостоятельная, домашняя работа! На занятии мы поработали, а дальше, если студент не занимается самостоятельно, то ничего не получится. На первых порах основная цель занятий – тренинг сенсорной системы. Ученик должен постоянно проводить время в работе, не только на занятиях, но и дома. И в институте между уроками должен быть в этом же процессе.

Я вообще ввёл бы, как китайцы ввели занятие шахматами в школах, в наши школы преподавание актёрского мастерства по системе Станиславского. Это – наше ноу-хау, наша русская школа актёрского мастерства. Это надо ввести везде и обязательно. Это крайне необходимо для общего развития. И в том числе для формирования творческой воли. Умение не лежать, когда у тебя отдых, а взять книгу, и что-то новое узнать, даже выучить. Творческая воля полезна во всех сферах, она – составляющая развитой личности.

Корр. А если человек способный, и у него совсем нет творческой воли?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Нет, так не бывает! У талантливого человека, как правило, есть творческая воля. Но на первых порах нужно помочь молодому человеку избавиться от излишней скромности, неуверенности. Творческую волю можно и нужно развить. Зачатки её есть у каждого.

Корр. И Вы наблюдаете, как человек, пришедший после ЕГЭ, развивается. Стремительная у студентов эволюция? Ведь всё-таки здесь люди творческих профессий.

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Развитие в этом смысле зависит от того, насколько человек связан с профессией. Очное обучение – это одна история, здесь студент постоянно в работе, тренинге; выполнение заданий оперативно контролируется, расслабиться некогда. При заочном обучении – другой процесс. Сессионные периоды активной плодотворной работы чередуются межсессионными «паузами» (в которые студенты должны готовиться к новой сессии). Если в период между сессиями начинающий специалист работает по профессии (руководит театральной студией, например), тогда он уже применяет полученные навыки и к следующей сессии приходит уже с другим запросом. В этом случае движение существенное. Сложнее тем, у кого в межсессионный период нет профессиональной занятости, они теряют мотивировку. Поэтому, студентам заочного отделения настоятельно рекомендовано находить работу по профессии.

Тут надо понимать, что и заочники сейчас – это тоже в основном молодые люди. Раньше это были люди в возрасте, которые уже имеют багаж знаний и, как правило, опыт по специальности. Сейчас же заочник – или после какого-то среднеспециального образования, или после школы, у которого есть желание заниматься режиссурой. То есть, это всё ещё молодые люди, которые развиваются, формируются. Поступают одни – а на каждую сессию приезжают уже качественно совсем другие. Если говорить об очном обучении, то здесь более растянутый процесс. Иногда, допустим, некоторые творческие показы у заочников могут быть интереснее, профессиональнее, чем у очников. Ограниченное время (три недели) концентрирует все ресурсы творческой личности. Между сессиями заочники, конечно, занимаются, есть практики, но всё-таки очно  мы собираемся и делаем семестровое задание за три недели. И в эти три недели у них ещё очень много гуманитарных дисциплин, которые они должны освоить, сдать экзамены… То есть, сессия для заочника – это время полной концентрации!

 Корр. Вернёмся к образованию и культуре. Вот поступил молодой человек. Понимает, что нужно образовываться, много читать, заниматься. Процесс, как говорится, пошёл… Есть такие, кто выстреливают и очень быстро становятся энциклопедически образованными людьми?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. У нас нет, конечно же, задачи, сделать студентов энциклопедически образованными людьми. Наша задача – сделать так, чтобы они стали специалистами в своей области. К тому же энциклопедически образованными человеком сейчас очень трудно стать в том виде, в каком это было в классическом образовании, потому что объем знаний значительно увеличился. Поэтому сейчас они должны стать специалистами в своей сфере, что, конечно же, предполагает, что они станут гуманитарно образованными людьми, смогут ориентироваться в современной обстановке, в историческом и культурологическом контексте.

Давайте рассмотрим это на примере пьесы Ростана «Сирано де Бержерак».  Помимо фабулы, истории несчастной любви, режиссёр спектакля должен понимать, к какому драматургическому течению относится это произведение, к какому эстетическому направлению принадлежал данный автор. Ростан был символистом, это рубеж 19 – 20 веков,  когда символизм как течение в культуре развивался серьезно не только на западе, но и в России. Россия тогда была во многом в контексте европейской культуры… А для символистов «золотым веком» было средневековье с его рыцарскими идеалами и культом Прекрасной Дамы. Плюс сам герой Савиньен де Сирано де Бержерак – реальное историческое лицо, французский романист и драматург 17 века, значит, нужно иметь представление о 17 веке… Плюс война, на фоне которой разворачиваются события в пьесе… И так – до бесконечности. И при этом есть ещё контекст исторический – история постановок, которые тоже нужно знать, история театра… И, таким образом, получается, что для одного спектакля необходимы знания по истории, искусству и литературе нескольких эпох. Нужно вертикально и горизонтально углубляться. Потому что такая профессия режиссёра – он должен стать специалистом в этих областях, иначе не поставит спектакль! Конечно, он не может всё знать, это просто невозможно. Но, опять же, высшее образование, оно учит ПУТИ. Как работать с артистами, как добиваться поставленных целей в работе с актёрским составом? Для этого надо знать технологии. Надо знать много нюансов, начиная от техники сцены и истории костюмов к спектаклям. Начиная  опять же от умения структурировать, выстраивать композицию. И т.д. и т.п. То есть, это широкий специалист!

Корр.И так – каждый спектакль?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Хотелось бы. Но это идеальная история. К сожалению, сейчас такое время, когда многие специалисты, которые так называются – режиссеры – не задумываются об этом.

Корр. А как же тогда поставить спектакль? Даже не слишком сложный? Даже популярная пьеса Грибоедова «Горе от ума» предполагает знание эпохи… Как же ставят спектакли режиссёры, которые, как вы говорите, не задумываются об этом?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Ставят как могут и как хотят. Часто вообще вне контекста, необоснованно переносят действие в наши дни, стихотворный текст переводят в прозу. Ну если хочется сделать свой сюжет, наше время – напишите свою пьесу и ставьте. Но нет, нужно взять известного автора и его не интерпретировать (то, что должен делать режиссёр), а перекроить!

Да, я понимаю, что театр – это часто эксперимент, Но есть вещи, которые, думаю, нельзя менять так просто. Так или иначе, мы учим классической школе, а вот дальше уже, когда человек становится специалистом – пусть пробует. Это уже художник, который должен знать, как смешивать краски, как готовить холст к работе. Но нельзя написать достойную картину, не зная классики! Мы даём эту ШКОЛУ. А дальше человек, когда у него уже есть диплом, насколько хватает его ресурса, может экспериментировать…

Корр. А как оценивать такой спектакль? Оценку будут давать специалисты, или же мы будем ориентироваться на реакцию зрителей?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Есть разные спектакли. И зритель сейчас разный. Один зритель, например, который приходит на спектакли в малый драматический театр Европы. И совсем другой зритель приходит в театр «Буфф». Или в театр «Лицедеи». Это разные зрители, хотя в некоторых случаях  могут быть даже одни и те же люди. Потому что каждому, что называется, нравится свой фрукт. Поэтому тут общих рецептов нет. Но есть определённая тенденция  – опять же в современной режиссуре – когда в высоком смысле  это уже не исследование сюжета, а другое исследование, «над сюжетом». Потому что если мы идём, например, на спектакль «Чайка», который называется именно «Чайка», как по Чехову, или на чеховский «Вишневый сад, то мы предполагаем, что знаем сюжет. И уже режиссеру заниматься сюжетом как бы нет смысла, он как раз вправе экспериментировать.

Но совсем иное дело – если приходит зритель, который не знает «Вишневого сада» или «Чайки», тогда он, НЕ ЗНАЯ КЛАССИКИ, просто не понимает многих вещей, которые происходят на сцене. То есть, режиссер предполагает зрителя не того, который хочет просто развлекаться, а совсем другого. И в этом случае зритель может не понять его замысла. Каждый спектакль должен быть рассчитан на определённую публику. Есть разница возрастная, социальная, культурная. У спектакля есть адресат! Сейчас есть такое понятие – целевая аудитория. И об этом режиссёр должен подумать, когда ставит спектакль. Кто это может быть? Кому это интересно?

Есть ведь, например, сугубо интеллектуальная публика, которой может быть не интересен просто развлекательный спектакль. Есть, напротив, те, кто идут в театр только чтобы развлечься.

Корр. Четыре года назад я пошла в БДТ на спектакль «Царь Эдип», постановка Кончаловского. Еле выдержала! Спектакль много тогда ругали. Но были и восторженные отзывы.

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Да, зритель разный, и с разными целями идёт на спектакль. Кто-то, может, шёл на артиста, который ему нравится. Кто-то на Кончаловского. Кто-то, наконец, достал билеты в БДТ. Поэтому я и говорю, что есть разные запросы. И режиссёр должен понимать, на какую аудиторию он рассчитывает.

Что касается лично меня, то я сейчас не так часто хожу в театр.

Корр. Почему?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Ну как Вам ответить покорректнее…Наверное, потому, что нас очень хорошо учили!

Корр. Тогда где же критерий?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. А сейчас нет критериев! Вернее, есть профессиональные критерии, но с ними мало считаются.

Корр. Это плохо?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Ну как объяснить. Не хочется быть нравоучителем, и всё же… Понимаете, есть определенный уровень профессии.  Сейчас, к сожалению, все критерии оценки размыты. Мы живем во время, когда всё сломалось, и сейчас вот, может быть, сформируется заново…

Мы живем на обломках. Поэтому чего мы хотим? Каких критериев? Вернее, какой уровень будет у абитуриентов, которые выросли на этих обломках?

Это же естественно. Поэтому там, где можем, каждый на своём месте, мы пытаемся что-то делать… И учителя школьные, я уверен, тоже пытаются. Но там же тоже не так просто.

Я был на конкурсе «Живая классика», на каком-то районном этапе меня пригласили в жюри. В жюри рядом со мной сидела Заслуженная учитель, преподаватель русского языка. И выходят дети. Читают  конкурсный материал. Подчеркиваю, классику… Но как? Начиная  с внешнего вида. Одеты – кто как смог, кто как сумел. Прически – кто как смог. И это не то, что они не подготовились, они как раз подготовились. Но выходят на немыслимых каблуках, на платформах, при этом читают классику – «Живая классика!» С ногтями «метровой» длины немыслимых цветов! И это – школьницы! Я спрашиваю учительницу, уважаемую, заслуженную: «А как же в школе?» Она отвечает: «Мы ничего не можем поделать! Мы можем только сказать, и то сейчас сложно, делать замечания нужно очень осторожно, а то родители сразу напишут в прокуратуру жалобу на учителя, который якобы оскорбляет или что-то там ещё. А дети вообще всё записывают на свои телефоны! И на сайт прокуратуры сразу. И сказать им ничего нельзя. Родители правы всегда, дети говорят: «А мы так хотим!» Поэтому я считаю, что было неплохо, когда в советское время дети ходили в школьной форме и учитель, в общем-то, всегда был прав. Сейчас к этому возвращаются. Почему? Потому что человек приходил в школу не как к себе домой. Он к этому готовился. Нужно было белую рубашку кому-то постирать, выгладить, воротнички и манжеты тоже постирать и погладить. И это настраивало на определённый тип поведения, на серьезность и ответственность. Вот Вы мне задаёте вопрос, как мы поднимаем уровень культуры? Очень просто! Объясняем, доказываем, требуем, в конце концов. Во-первых, у нас обязательна униформа. И на занятиях по актерскому мастерству, и на занятиях по речи. Во-вторых, уж если мы подходим к показу, то, значит, говорим студентам о том, как им надлежит выглядеть. Добиваемся, чтобы не было украшений, чтобы волосы были убраны, чтобы ногти были человеческими, чтобы обувь была нормальная и удобная. Чтобы одежда классическая – белый верх черный низ… Выход на сцену –  это праздник для артиста, к нему нужно подготовиться. Это не то что ты шёл по улице и вот так вот зашёл мимоходом, в чём был… И эти наши правила тоже формирует сценическую культуру.

И я с удовольствием наблюдаю, что это присутствует сейчас в театральных студиях, которыми руководят хорошие педагоги.

Когда бываю на спектаклях выпускников, вижу, что их ученики тоже воспитываются в этой же системе координат. То есть, это уже будут дети, которые обучены, они понимают, что такое сценическая культура, что на сцену нельзя выходить в уличной обуви, что к этому нужно подготовить себя и физически, и морально, и внешне. Раньше это было естественно для нас, потому что так же было и в школе – школа это не дом, не развлечение, а общественное место, где нужно выглядеть соответствующе, и это было важно и для родителей, и для учеников. Кому-то это нравилось, кому-то нет, но, тем не менее, это всё-таки работало!  

Корр. Что делать?

Д. В. ЗАМИРАЛОВ. Ситуация такая, какая она есть. Каждому на своем месте нужно заниматься своим делом.

Вот к нам после школы пришли дети, они разные, они способные, все способные. И наша задача – их дальше продвинуть, чтобы они не разочаровались в деле, которому хотят посвятить свою жизнь, и получили профессиональные знания, умения, навыки, а дальше стали носителями нашей культуры, и потом понесли эту культуру дальше.

И мы это уже наблюдаем! Даже мои ученики (я с 2005 года преподаю, вижу и потому могу надеяться) идут по этому пути, и у них есть уже свои ученики. Дело моих педагогов передано мне, я передаю своим ученикам, они передадут своим.

Беседовала Наталья ИЛЬЮШЕНКОВА

Поделиться: 

Share on vk
VK
Share on facebook
Facebook
Share on odnoklassniki
OK
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp
Share on pinterest
Pinterest
Share on twitter
Twitter
Share on email
Email
Share on print
Print

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ОБЩЕСТВО

В Петербурге потратят 600 млн рублей на слежку за курильщиками и рекламщиками

Власти Петербурга ищут подрядчика, который установит более 2 тыс. «умных» камер на 309 детских и спортивных площадках города для борьбы с курильщиками, а также вандалами

Читать далее...
ОБЩЕСТВО

НЕВЫНОСИМАЯ ТЯЖЕСТЬ БЫТИЯ

Рано или поздно это должно было произойти. Наиболее консолидированная и решительная часть российского медицинского сообщества – хирурги –  направили обращение в Государственную Думу, Верховный Суд,

Читать далее...
Детство.Отрочество.Юность

 «Гаджеты ни при чем»: выводы мамы младшеклассника, которая 4 года боролась за разборчивый почерк у сына

Наш блогер Мария ДЕВЯТКИНА в прошлых постах рассказывала, как, начиная с первого класса, они с сыном пытались решить проблемы с письмом: были и прописи, и

Читать далее...
Мир

ГРЯДЁТ УЖЕСТОЧЕНИЕ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ

На пленарном заседании Совета Федерации 14 мая кандидат на пост министра внутренних дел России Владимир Колокольцев заявил, что в России правоохранители готовятся к реализации комплекса мер по

Читать далее...
ОБЩЕСТВО

В ОБРАЗОВАНИИ – ТРИ СТУПЕНИ

На фоне глобальных перемен в Министерстве Обороны почти незамеченной мелькнула новость об очередном витке перемен в высшем образовании. Вице-премьером, отвечающим за науку и образование, переназначается

Читать далее...